В русской науке он упал на землю метеорит: конфликт между ФАНО и РАН продолжается


фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

здaниe РAН.

Oстрoe сoпрoтивлeниe учeныx сo свoим фoрмaльным рукoвoдитeлeм из ФAНO нaблюдaть на каждой конференции научных работников. Например, уже который год здесь возникает вопрос несогласия с наукометрией (оценка качества работы по количеству публикаций). В частности, не согласен с ней люди, словесники и те, кто разрабатывает потенциально секретное оружие. Филологи имеют возможность обсуждать на сайте высокорейтинговых научных журналах на английском языке своей работы и о тонкостях русского языка, и те, которые работают на оборонку, не вижу смысла, чтобы выявить потенциальных противников свои секреты. Но это странно. Главное, что в результате преобразования четырехлетней давности, в России вообще размыты функции науки, как сила, которая приводит общество к процветанию. Новые менеджеры далеки от науки, и, следовательно, по мнению многих, ведут ее не там, где это необходимо. Об этом говорили многие ораторы.

Тем не менее, выступивший на заседании президент РАН Александр Сергеев попросил немного сбавить конфронтационный тон выступления, напомнил собравшимся, что с власть предержащими надо работать, а не бороться. Напомнил свою предвыборную программу, он отметил, что первый ее пункт, касающийся определения этого консенсуса, практически завершена. Там, наверху, уже признал, что Россия отстает от мирового сообщества в научно-технологическом развитии (но раньше все было не так). “Согласен с нами и в том, что для того, чтобы ликвидировать отставание, мы должны развиваться быстрее, чем остальной мир”, – сказал Сергеев.- И это может помочь только научные организации”.

Подчеркнул президент РАН и встречное движение со стороны Кремля, и особенно тот факт, что президент Путин внес в Госдуму проект поправок к закону о Российской академии наук (РАН). “Некоторые считают, что они во многом декоративные, – сделал оговорку Александр Михайлович, – но, по-моему, мы с этим еще можно было справиться”. И сразу объяснил, что он имел в виду. В частности, одна из поправок о присвоении РАН функций прогнозирования позволит Академии активно участвовать в планировании научных мероприятий в России и дает право выдавать свои собственные проекты на уровне государственной власти. И дополнение о том, что РАБОТАТЬ становится клиентом всех научных исследований в стране, и это не только в академических институтах, но и в вузах и в научных центрах, было гораздо убдеительнее, чем ученые предложили! Кроме того, в законе о ТРАВМЫ впервые появится графа об Академии, как о основном гаранта технологического задела для оборонной промышленности. (вчера вечером стало известно, что госдума приняла поправки в первом чтении).

Вскоре после выступления Сергеева на сцене перед собравшимися вышел заместитель руководителя ФАНО Алексей Медведев и начал с сухой презентации успеха деятельности организации, с кривыми и диаграммами. Но собравшиеся ждали от него ответа по существу: “Как мы будем работать, если нам не дают к тому, что постоянно заваливая сообщениями, заставить думать о публикациях, а не о самой научной деятельности?”, “Записано ли в уставе ФАНО право вмешиваться научного процесса учреждений?”. Медведев опешил, попытался уйти от острого разговора, но не помогло… в конце концов предал, что определенную часть вопросов ответить не в состоянии, функции вторгнуться в научный процесс в уставе ФАНО не написано, и наукометрия просто, как, например, язык, на котором ученые должны говорить с должностными лицами. “Представьте себе, что мы для вас — трактирщики, и Минобрнауки вообще — замок. Если мы обоснуем их, если не преобразовать в стандарты, понимание не возникает”. После этого г-н Медведев, видимо, решил подсластить пилюлю, чтобы выразить полное единение с учеными на тему возвращение в академических институтах аспирантуры. Правда, – я надеюсь, что по ошибке, и не по незнанию, два раза назвал аспирантура “магистратурой”, чем вызвал насмешки в зале. Потом пришел и эпичное сравнение реформы науки с упавшим на РАНЫ метеорита. “Это произойдет, – сказал Медведев, – если бы у Академии была его собственной позитивной программы дальнейшего развития.

С ним не согласен почти по Булгакову, который утверждал, что камень просто так, ни на кого не падает. Заместитель главного ученого секретаря Президиума РАН, член-корреспондент РАН Владимир Иванов, сказал, что программа развития академических институтов, была, только ее никто не принимал во внимание. “Таким образом, мы знаем, чья работа этот метеорит!”, – сказал, что в заключении кто-то из зрителей, вероятно, намекая на Михаила Ковальчука, который, по широко распространенному мнению, и стала инициатором реформы.

Под занавес первой части встречи участники конференции почти единогласно проголосовали за текст обращения к общему собранию РАН, который начинается 29 марта. В нем предлагается поддержать основные элементы из знаменитого декабрьского “Письма 400” о срочном изменении статуса РАН и положение научных учреждений, но также и существенное увеличение финансирования академической науки и pr

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.