“Как наши дедушки и бабушки, с комсомольским задором в барак ехать никто не хочет”

O мoдeли рaзвития прeдприятий в oтдaлeнныx рaйoнax, кoрпoрaтивнo-сoциaльнoй oтвeтствeннoсти и бизнeсa, и o тoм, для чeгo кoмпaнии вклaдывaются в сoциaльныe прoeкты и экoлoгию, “Гaзeтe.Ru” рaсскaзaл стaрший вицe-прeзидeнт “Нoрникeля” Лaрисa Зeлькoвa.

Пoклoнскaя oткрeстилaсь oт мужa

Читaть дaлee

  • Кaк интeрнeт, привeлo к прoмышлeннoй рeвoлюции?

  • Нoвaя тeндeнция в индустрии

  • Рубль кoпит силы oбвaл

— Дaвaйтe пoгoвoрим o кoрпoрaтивнoй сoциaльнoй oтвeтствeннoсти рoссийскoгo бизнeсa и “Нoрникeля”, в тoм числe. Скaжитe, пoжaлуйстa, кaк вы считaeтe, кaкoй oбъeм дoлжeн пoддeрживaть бизнeс в Рoссии?

Рeклaмa

— Я увeрeн в тoм, чтo рoссийскиe кoмпaнии связaны с oчeнь сoциaльнo oтвeтствeнным. И, eсли пoсмoтрeть нa нaшу нoвeйшую истoрию, — нo, в сaмoм дeлe, рынoчныe oтнoшeния и бизнeс, и кaк тaкoвoй, этoт прoдукт в течение последних 30-ти лет нашей истории — это то, что я уверена, что, возьми любой компании, частной или государственной, все мало-мальски заметные бизнесы, как правило, перемешан с тем, что полезного, важного и нужного они делают не только своих акционеров и собственно для развития бизнеса, но и для тех городов, территорий, где они работают.

И это, мне кажется, это отличительное качество российского бизнеса от многих других. Потому что после такой классической либеральной экономической модели, любая компания стремится в целом, заработать деньги, создать бизнес-активность, платить налоги, создавать рабочие места. И все. Это ее обязанности.

Если мы посмотрим на российские компании, то есть, вместе с этими обязанностями, о которых я уже сказал, большинство из них есть и другие, добровольно принять на себя. Например, у “Норникеля”, например, из-за различных причин, и, прежде всего, из-за того, что наша компания далеко, на очень выгодных условиях.

Кстати, в советской модели строительства наших предприятий, их эксплуатации, развития, городов, предполагала большой патернализма, участие в корпоративной жизни городов, поселков, людей.

В некотором смысле, мы наследники этой традиции, и стараемся его творчески осовременить. Сделать так, чтобы не только кто-то ждал от нас подачек или подарков, так что окружающая среда вокруг нас, ждал от нас активного участия в жизни городов и территорий.

— Вы говорите о том, что готовы создавать, но зачем вам это? Почему нужно инвестиции в КСО, экологию, спорт? Что это, компания дает?

— Вы знаете, здесь нужно разделить.

Есть вещи, которые мы делать нужно в любом случае, и это предписано нам законом. В этой категории проектов, несомненно, связано с экология.

В нашей стране за последние 20 лет очень важным образом поменялось законодательство. И сегодня все крупные компании отрасли, и не только они, зажаты тех норм, которые мы, если сегодня еще не начали, это нужно реализовать в ближайшие десять лет. Это касается и различных загрязняющих веществ и парниковых эффектов и других различных воздействий окружающей среды. И, в этом смысле, “Норникель”, также, как и в других крупных российских компаний, должны быть эти изменения. Не все у нас получается так быстро, как мы сами бы того хотели. Опять же, это связано с тем, что было устроено с самого начала нашего производства, так были разработаны в нашей компании, что любая экологическая история требует полной модернизации всех производственных процессов…

Поэтому, если ты хочешь, чтобы у тебя металлургия был чистым, тебе нужно изменить металлургию. Если ты хочешь, чтобы к тебе обогатить не сбрасывало на водоемы, хвост в виде жидких концентратов, какие-то следы, еще что-то, ты должен изменить совершенно обогатительный передел. И это, конечно, вопрос не только огромные инвестиции, но еще и сложных инженерных проектов, поэтому такие вещи быстро происходит ниоткуда. Это требует больших усилий и этапности, так как невозможно сделать все сразу. Ты определяешь для себя возможные приоритеты и продолжать движешься.

В этом смысле, “Норникель” последние несколько лет демонстрирует удивительные темпы. В прошлом году, в большой программе модернизации, мы закрыли наш старый металлургический завод в Норильске, это был никелевый завод. Для нас это большой предмет для гордости, потому что, когда компания только акционировали, в начале 90-х годов, и это перестало быть советским, а стал современным акционерным, все, кто тогда обсуждал будущее Норильска, говорил: “А еще у нас здесь есть очень старое растение, мы его скоро закроем”. И так продолжалось почти 30 лет. Все говорят, что мы его скоро закроем, но это было невозможно, потому что, как я уже сказал, нужно менять всю цепочку.

Возвращаясь к именно социальных вещей, вы спросили о городах, развития, образования, культуры, почему мы это делаем. Если оставить за скобками экологию, то нам, Норильск, Мончегорск, Заполярный, поселок Никель – это там, где есть наши предприятия, это, прежде всего, фактором поддержания и привлечь классных специалистов. Потому что сегодня, в нашей сегодняшней жизни, все, кто хочет, будет работать, инженерным специальностям, профессиям рабочих, большой производственной компании, хотят жить в достойных современных условиях.

Сегодня, как и наши родители и дедушки с бабушками, с комсомольским задором в барак ехать никто не хочет. Но и даже хорошие жилищные условия, хорошие дома – не ответ на вопрос, как мы хотим жить так, как хотят жить наши сотрудники.

Конечно, они хотят, чтобы у них был городской инфраструктуры, чтобы иметь возможность после работы пойти в театр, сходить на хороший фильм, посидеть в приятном кафе, фитнесом. Дети имели возможность не только пойти в школу, а также творчески развиваться. И это, в общем, такие довольно очевидные вещи. Но такой большой, и я сказал, богатых городах, как Москва, как наши города-миллионники, это больше, чем просто вопросы, все привыкли к тому, что да. Городов, более мелких и, к тому же, удаленных от различных центров, а также культурных, это вопрос участия бизнеса в создании такой инфраструктуры и в формировании таких возможностей. “Норникель” активно в это ввязываться. И мы считаем, что нам это совершенно прагматический выбор. Мы уверены, что наши инвестиции в территорию, наши планы развития социокультурной инфраструктуры – это способ быть уверены, что завтра мы сможем не только принимает на практику студентов из интересующих нас вузов, но и дать им возможность жить и работать у нас так, как они того хотели бы. Интересно, насыщенно, в поисках себя возможности самой различной реализации.

— “Норникель” является одним из крупнейших налогоплательщиков в России, в основном, пополняя каждый год в бюджет миллиарды рублей.

— Так и есть.

— Не считаете ли вы, что это всем должно заниматься государство? Вы, как один из крупнейших налогоплательщиков, у вас есть право потребовать от них, чтобы были нормальные школы, нормальные детские площадки, нормальные больницы. Почему больше КСО стороны же компании, больше отходов, поверхность уже заплаченных налогов?

— Возможно, я прозвучала так, что вы сделали такой вывод. Конечно, мы не заменяем государство в наших городах. И, несомненно, государством обязанности, связанные с нашими конституционными правами, в том числе, права наших сотрудников бесплатное медицинское обслуживание, бесплатное образование, самые разные другие вещи, и у нас в городах государство осуществляет.

Мы сами можем добавить, что к той жизни, как говорят теперь, “движуху”, которую ни одно государство добавить нигде не могу. Потому что дай бог государству справиться с базовыми инфраструктурными вещами. Создать школы, сделать так, чтобы врачи были в наших медицинских центрах, и так далее.

Какую роль в компании? Мы можем провести конкурс, например, культурных учреждений, дать им грант на творческий эксперимент, поиск, создание, не знаю, театральных школ наших сотрудников или их детей. То есть, мы можем добавить и то, что финансирует государство, дополнительных ресурсов. И этот источник не только деньги, это еще и возможности.

Здесь, просто месяц назад “Норникель” вместе с администрацией города Норильска и благотворительным фондом Владимира Потанина создал новую некоммерческую организацию — Агентство развития Норильска. И эта организация сотрудничества-создание новых возможностей территории, создание служб экономики, развития предпринимательства, создания новых возможностей для социальных предпринимателей, формирование новых социокультурных инициатив. Иными словами, это возможность найти экспертизу, чтобы найти людей, которые могли бы в это ввязываться. Так, что иногда гранты. А где-то, наоборот, сказать, где можно найти инвесторов, которые бы готовы, например, инвестировать в строительство, скажем, в отеле Норильске современного, нового. Или создание инфраструктуры, обучение, иностранные языки и так далее. В конечном счете, это же дополнительные усилия, что государство, из-за большого его объема обязанностей, выполнить никогда не сможет.

— А дает ли он какой-нибудь экономический эффект?

— Конечно, экономический эффект в данном случае нам не хватает. Это, скорее, косвенные результаты и эффект. Потому что формирование среды, в которой люди хотели бы жить и работать, это является одним из факторов, найти и привлечь наиболее качественные и перспективные сотрудники. Это кто-то из них, в свою очередь, такой инфраструктуры, где им будут рады. Где они будут думать, что их жизнь в Норильске – это не вынужденная какая-то страшная обременительная часть своей жизни должность, или, что так судьба сложилась, и будут воспринимать это как хорошую возможность для роста, развития и захотите сделать для компании все максимально качество и хорошие.

— Кроме социальных проектов, насколько я понимаю, компания поддерживает спортивные мероприятия, например, недавно чемпионат по керлингу в Дудинке. Зачем компании организуют такие мероприятия и что “Норникель” ожидает от этого получить?

— Мы считаем, что такой крупной компании, как “Норникель”, имеет возможность поддерживать весомые и важные проекты, в которых заинтересованы не только люди, живущие в наших городах, не только персонал компании, но и, в общем, гораздо более широкая аудитория.

Мы видим в этом смысл, нам, как крупнейший работодатель и компании, которые связывают свое будущее с развитием российской экономики, это очень важный инструмент в формировании и репутация.

Также, таким образом, оказывается, продвигать то, что кажется ценным. Слушайте, ну кто будет поддерживать любительский хоккей, если это не будет выполнять компании, которые имеют такую возможность? Кто будет развивать любительский массовый спорт? И в конце концов, турнир по керлингу, на самом деле, это тоже один из элементов, вызывать интерес этот и другие виды спорта. Это повод подумать о том, что, во-первых, спорт демократичный, которым могут заниматься люди и без физического представления. Во-вторых, что наша территория там – это не богом забытое место, а территория, где можно, нужно и получается очень здорово иметь крупных спортивных мероприятий, которые, опять же, совершенно иначе формирует вокруг себя среду. И это делает чувство жизни другим, что очень важно.

— В таком случае, есть ли понимание, куда двигаться дальше? Может глобальные проекты, какая-то коллаборация на международном уровне?

— Мы сегодня уже интегрировать в различные сети международных компаний, которые занимаются самыми различными проектами в области социальной ответственности, участвуем в различных конференциях и форумах. И я думаю, что и дальше обмениваться информацией, опытом и практиками со всеми из тех, кто в этом сегодня участие и проводил много времени, но для больших международных проектов, мы, в самом деле, не планировалось. Я думаю, что нам пока есть чем заниматься в России.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.